Дух летящей леди

В марте 1911 года автомобиль «Роллс-Ройс» с туристическим кузовом «Баркера» и номерным знаком АА-19 английского графства Хэмшир, впервые украсила серебристая девичья фигурка. Эта скульптура — «Дух Экстаза» (Spirit of Ecstasy) — быстро завоевала сердца автомобилистов и со временем превратилась в один из атрибутов магии «Роллс-Ройса» наравне с вензелем из двух переплетённых букв «R» и античным фронтоном радиатора.

Владельцем «Роллс-Ройса» под номером АА-19 был лорд Джон Уолтер Эдвард Скотт Монтегю, издатель еженедельника «Кар Иллюстрейтед». Сразу после появления новой эмблемы, именно в «Кар Иллюстрейтед» была опубликована редакционная статья, изобиловавшая выдержками из обращения фирмы к потребителям и выступившая в защиту накапотных украшений подобного типа. «Не пора ли всем автомобилистам восстать против распространения фирменных знаков, уродующих собой автомобили и очистить дороги от дурного вкуса?» Однако в статье ни единым словом не упоминалось, что скульптура, установленная на радиаторе «Роллс-Ройса» под номером АА-19, — будущий символ благородства и изящества — была создана по настоянию и при непосредственном участии издателя журнала.

История создания «Летящей Леди», точнее скульптурной миниатюры «Дух экстаза», украсившей в будущем радиаторы всех без исключения «Роллс-Ройсов», драматична. В ней участвовали: талантливый скульптор, сумевший оставаясь аристократом, добиться коммерческого успеха, пионер автомобилизма, его секретарша, она же компаньон и общий друг, и, разумеется, двое предпринимателей, построивших в 1904 году в Манчестере автомобиль, которому суждено было стать «лучшим в мире». Место действия охватывало добрую половину земного шара. Но не будем забегать вперёд. Лорд Монтегю Бальэ-старший вместе с Чарльзом Стюартом Роллсом защищали честь Великобритании в самой первой континентальной автогонке — пробеге из Парижа в Остенде, проводившейся в 1899 году. Однако они были не просто одними из первых автомобилистов в Англии, но и первыми участниками зарубежного состязания и являлись самыми активными сторонниками нового средства транспорта, неоднократно защищая его от нападок рутинёров и консерваторов сначала в палате общин, где лорд Монтегю был председателем от округа Нью-Форест, а затем в палате лордов. Это он провёл в 1903 году через парламент билль, узаконивший проведение первого в Англии автопробега на приз Гордона Беннета, чем заслужил себе особое уважение, и он же выступил с проектом знаменитого билля о регистрации моторизованных экипажей, открывшего путь номерным табличкам на дороги Англии.

Когда Уолтер Эдвар Монтегю Бальэ-старший начал в 1902 году издавать еженедельник «Кар Иллюстрейтед», он стал публиковать в нём статьи, пропагандирующие работы знаменитого английского художника Фредерика Гордона-Кросби, который изображал на своих картинах эпизоды из автомобильных гонок. А пост главного художника «Кар Иллюстрейтед» занимал талантливый Чарльз Сайкс. Элианор Веласко Торнтон — так звали прототип «Летящей Леди» — была личной секретаршей лорда Монтегю.

Самый первый «Роллс-Ройс» 40/50 л.с. занял своё место на стенде Лондонского автомобильного салона 1906 года, однако на его радиаторе никаких талисманов не было, такую роскошь компания просто не могла себе позволить в самый разгар её становления. «Дух экстаза» мог и вовсе не появиться над треугольным верхним бачком радиатора «Роллс-Ройса», если бы Монтегю не испытывал давление со стороны английских автомобилистов: благородная элегантность линий кузовов «Роллс-Ройсов» требовала соответствующей «носовой фигуры». И вот тогда, по его просьбе, Сайке создаёт «Дух экстаза» — изваяние девушки, которая, по словам самого автора, избрала полёт над дорогой любимым времяпрепровождением и надолго пристроилась на носу «Роллс-Ройса», чтобы отдохнуть в свежести воздушных струй под мелодичный шелест своей накидки.

«В настоящее время заканчивается подготовка соглашения, — писал еженедельный бюллетень Rolls-Royce в 1911 году, — с принятием которого любой владелец нашего автомобиля сможет иметь «носовую фигуру» одного из нескольких типов». Однако в каталоге 1913 года были представлены всего две машины со статуэтками на радиаторе. И только в 1921 году «летящая девушка» была официально признана стандартным оборудованием любого «Роллс-Ройса», а её стоимость включена в полную цену автомобиля.

Элианор Торнтон не суждено было увидеть своё изваяние в серийном производстве, её юная жизнь оборвалась за пять лет до того самым трагичным образом. Зимой 1915 года лорд Монтегю, занимавший пост инспектора механических транспортных средств в Индии — возвращался морем на место службы из Лондона после трудной конференции; мисс Торнтон, разумеется, была с ним. 30 декабря, как раз под Новый год, их корабль — это была «Персия» — настигли немецкие торпеды с военной базы на острове Крит, и судно, получив несколько крупных пробоин, сразу же пошло ко дну. Лорд Монтегю вместе с мисс Торнтон не успели выскочить из каюты на палубу, и ушли под воду вместе с пароходом. Когда вода поступила в машинное отделение, паровые котлы взорвались, и этот взрыв спас лорду Монтегю жизнь, но, по-видимому, лишил жизни его секретаршу, во всяком случае, больше её никто никогда не видел. Его, выброшенного взрывом на поверхность океана, подобрала единственная уцелевшая спасательная шлюпка с «Персии». Четыре дня зимние ветры носили утлое судёнышко по волнам, пока одиннадцать спасшихся людей не обнаружил корейский транспорт. Джон Скотт Монтегю вернулся из той роковой поездки, когда его уже не ждали, когда все центральные газеты на первых полосах поместили некрологи. Он был совершенно седым.

Имя мисс Торнтон высечено на скромной табличке в приходской церкви в Бальэ. Лорд Монтегю всю оставшуюся жизнь старался не вспоминать об этой трагедии. Однако память об Элианор Торнтон до сих пор жива в сердцах англичан. Тысячи и тысячи её статуэток над радиаторами всех без исключения «Роллс-Ройсов» — это ли не лучший памятник той, которая принесла радость творчества знаменитому скульптору и стала настоящим автомобильным талисманом?

Вскоре после появления первого «Роллс-Ройса» с новой эмблемой, Джон Скотт Монтегю, отдыхавший на юге Франции, написал короткое стихотворение, посвящённое серебристой девичьей фигурке «Дух экстаза». Позволю себе привести его полностью:

Я — малютка, задорная фея,
Талисман постоянный в пути.
Подарю Вам счастливое время,
Но надёжность оставлю в чести.

По дорогам извилистой Роны
Сквозь эфирные волны ветров,
Мимо чар побережий лимонных
И гольф-клубов — везу седоков.

Успокою мечтой и улыбкой,
О любимой напомню подчас,
И помчу Вас навстречу ошибкам,
Или стану испытывать Вас.

Ваша храбрость понравится фее,
И под радостный шелест колёс
Я сольюсь воедино с весельем,
Что приносит мой серый «Роллс-Ройс»!

Автор: Александр Новиков

0

Автор публикации

не в сети 4 месяца

Артём

2
Комментарии: 0Публикации: 29Регистрация: 20-05-2018

Читайте также:

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля